22 Ноября 2016

Е.Скрынник: Устойчивое развитие АПК регионов - главный фактор обеспечения продовольственной безопасности

Министр сельского хозяйства РФ 2009-2012 гг. Елена Скрынник рассказала в интервью "Российской газете" об аграрном потенциале российских регионов

Российский агропромышленный комплекс демонстрирует уверенный рост основных подотраслей: с начала года, по данным Росстата, производство мяса увеличилось на 11,5% - до 2,1 млн. тонн, молока - на 1% к аналогичному периоду 2015 года. Сбор зерновых вырос на 12,3%, до 119 млн. тонн в бункерном весе.

Наряду с увеличением показателей сельхозпроизводства регионы активно реализуют новые масштабные проекты по развитию переработки, логистики, инфраструктуры, селекции и семеноводства. Главное, речь идет не только о традиционных регионах-лидерах АПК, но и областях с менее развитым агросектором.

В благоприятных условиях импортозамещения происходит глобальная «перезагрузка» сельского хозяйства.

Какую роль в этом процессе играют регионы, в чем основной потенциал роста и преимуществ агропромышленного комплекса – об этом в интервью «Российской газете» рассказала министр сельского хозяйства 2009-2012 гг. Елена СКРЫННИК.   

- Елена Борисовна, в последние годы сельское хозяйство стало не только драйвером роста российской экономики, но и важным фактором регионального развития за счет значительного расширения на местах сельхозпроизводства. Значит ли это, что сейчас нам необходимо изменить подходы к управлению отраслью, расширив полномочия регионов при определении приоритетов аграрной политики?

Е.Скрынник: Да, Вы абсолютно правы. Последние десять лет аграрных преобразований в рамках национального проекта и Госпрограммы развития агропромышленного комплекса проходили в условиях централизации управления отраслью. Такой подход, безусловно, оправдал себя с точки зрения получения положительного результата для экономики страны – ежегодный рост сельского хозяйства составляет 3 и более процентов.

Вместе с тем, исходя из внутренних задач по обеспечению продовольственной безопасности, ценовой стабильности на продукты питания, оптимизации сельхозпроизводства, а также тенденций развития глобального рынка, на первый план выходят вопросы выработки дифференцированных подходов к управлению отраслью, ее бюджетной поддержке с учетом специфики регионов.

Особенно важно, как подчеркнул глава государства Владимир Владимирович Путин, определить экономические механизмы, которые помогут более полно реализовывать производственный, научно-технологический, предпринимательский потенциал регионов, гибко использовать их конкурентные преимущества, создавать новые точки роста.

Напомню, что основные принципы регионализации сельхозпроизводства, учитывающие природно-климатические, ресурсные особенности, исторические специализации субъектов, были определены и успешно реализованы еще шесть лет назад. Именно тогда заработали экономически значимые региональные программы по развитию молочного и мясного скотоводства, традиционных подотраслей, имеющих особое значение для социально-экономического развития субъектов.

Оправдали свою необходимость прогнозные балансы сельскохозяйственного сырья и продовольствия, «паспорта регионов» по выполнению показателей Госпрограммы.

Утвержденные механизмы позволили не только повысить эффективность использования средств государственной поддержки, но и обеспечили мощный стимул набиравшему обороты процессу импортозамещения.

В результате мы имеем убедительную динамику развития всех секторов сельхозпроизводства.

- Какие конкретные примеры Вы бы могли привести?

Е.Скрынник: Их, к счастью, множество. К примеру, в Белгородской области производство мяса птицы и свинины за последние десять лет выросло почти в 7 раз, до 1,6 млн. тонн. За этот период Татарстан увеличил объемы производства молока почти на 15%, до 1,8 млн. тонн.

На протяжении последних лет рост сельхозпроизводства в ряде ведущих аграрных регионов – Белгородской, Воронежской областях, Татарстане, Ставропольском и Краснодарском краях составляет 5-10%.

Многие субъекты успешно осваивают новые направления. Так, в Дагестане впервые приступили к промышленному производству малины и клубники, а в Ингушетии – грецких орехов. В мире основными производителями грецкого ореха являются Китай, США, Турция, Иран, Украина, и в этом сегменте у России есть огромный потенциал.

В Саратовской и Челябинской областях запустили производство фуа-гра (деликатес из утиной печени). Приморские предприниматели успешно освоили производство мягких сыров по итальянской технологии, томские сыроделы вовсю налаживают производство полутвердых сыров.

На качественно новый уровень выходит овощеводство - Липецкая область реализует проект, который позволит увеличить сбор овощей закрытого грунта в десятки раз.

Для дальнейшего сбалансированного роста сельского хозяйства, удовлетворения всех внутренних потребностей и увеличения экспортного потенциала региональные инициативы по развитию тех или иных подотраслей АПК, максимальному использованию своих конкурентных преимуществ нуждаются во всемерной поддержке.

Главная цель – повысить доходность регионов за счет увеличения объемов продукции с добавленной стоимостью, придать дополнительный импульс локальным рынкам, усилить возможности по трансферу технологий и капиталов.

- А как этого добиться, с помощью каких ресурсов?

Е.Скрынник: Как Вы уже видите на многочисленных примерах, все уровни поддержки и возможности мы имеем.

Для максимально эффективного использования аграрного потенциала регионов необходимо сделать следующее.

Первое. Подготовить ресурсную карту регионов, которая даст четкое понимание, где и какой продукт наиболее выгодно производить с учетом природно-географических условий. Также это позволит оптимизировать использование агротехнологий под конкретный климат, почвы и сельхозкультуры, исторические специализации территорий, накопленного производственного опыта, а также логистических возможностей.

Именно совокупность этих факторов определяет структуру и потенциал создаваемых в каждом субъекте агропроизводств.

Приведу яркий пример – специализация Амурской области по выращиванию сои. В этом регионе сочетаются оптимальный для данной культуры климат, перерабатывающие мощности, позволяющие получить продукт с высокой добавленной стоимостью, а также близость к рынку Азиатско-Тихоокеанского региона, включая рынок Китая - крупнейшего в мире потребителя сои и продукции ее переработки. На долю Приамурья в общероссийском объеме производства сои (2,7 млн. тонн в 2015 г.) приходится почти 40%.

Регионы Центрального Нечерноземья потенциально сильны в молочном и мясном скотоводстве, выращивании картофеля, льна, кормовых и масличных культур.

Перспективным направлением, в том числе в развитии агроэкспорта, для ряда регионов Зауралья и Сибири является производство пшеницы твердых сортов и продукции ее переработки - муки.   
Увеличению притока частного капитала в АПК будет способствовать создание единой информационной системы инвестиционного потенциала в разрезе регионов.

В ее основе должны быть продовольственные балансы спроса и предложения сельхозпродукции, перечень региональных преференций бизнесу, данные об основных игроках локальных рынков, ценовые котировки, прогнозы развития базовых подотраслей отрасли.

Второе. Серьезный резерв - вовлечение в оборот пригодных для ведения сельского хозяйства земель, порядка 15 млн. га в ближайшие годы. Напомню, что поручение по усовершенствованию механизма изъятия и использования сельхозземель было дано президентом Владимиром Путиным в ходе послания Федеральному Собранию в декабре 2015 года. В результате летом этого года был принят соответствующий закон.

В этом направлении регионы уже работают: Московская область, в планах которой – вовлечение в оборот около 70 тысяч га сельхозземель в год, Тульская, Саратовская области, Удмуртия и другие.

Третье. С учетом большой протяженности территории страны важны грамотно выстроенные логистические схемы товародвижения, включая инфраструктуру по переработке и хранению сельхозпродукции. Зерно производим по всей стране, включая Сибирь, а вывезти его на экспорт можем только из южных портов. Очевидно, что требуются новые портовые мощности как на юге - под рынки Ближнего Востока, Африки и Европы, так и на Дальнем Востоке - под рынки стран АТР, а также новые зернохранилища для более равномерного распределения объемов отгрузок, снижения пикового затоваривания инфраструктуры в период уборки урожая.

Четкие производственные ориентиры, фиксированные трафики экспортных потоков будут способствовать эффективному размещению агропроизводства, выстраиванию оптимальных логистических цепочек, преодолению «узких» мест в инфраструктуре.  

- Какого эффекта мы можем ждать от решения перечисленных задач, в чем польза?

Е.Скрынник: Ответ на Ваш вопрос лежит не столько в плоскости количественных показателей, сколько – качественных. Регионализация обеспечивает создание сбалансированной и стабильной системы развития сельского хозяйства за счет совершенствования агротехнологий, тесной связи науки и практики, а также инновационных методов управления отраслью.

Такой формат работы АПК является наиболее понятным, предсказуемым и стратегически выгодным для инвесторов. Позволяет достичь синергетического эффекта в вопросах социального развития территорий, поддержки малого и среднего бизнеса, в целом экономического роста регионов.

При этом особенно важно понимать, что регионализация направлена, прежде всего, на укрепление внутренней продовольственной безопасности, достижение максимального уровня импортозамещения. На втором плане – масштабирование агроэкспорта.
Регионализация – стратегия наших конкурентных преимуществ, лидерства России на мировом продовольственном рынке.

Аналитика